"От Вайсмана — положительная, от Вайсберга — отрицательная. Футболист поизвестнее скажет в интервью, что читал, оторваться не мог. По тиви политик средней руки отзовётся в позитиве. Ну интернет, само собой. На этой помойке про что угодно много и дёшево."(с)

Больше всего спектакль "Околоноля" похож на прекрасный физиологический акт (каждый подставит свой подходящий вариант) от прекрасного Аполлона: вроде сидишь и недоумеваешь - зачем все это, к чему все это, 4(!) на минуточку часа - "ну и блядство, ну и хуйня"(с) - простите, господа, но из текста пиесы слов не выкинешь :)). А потом понимаешь и нутром обнаженно чувствуешь, насколько этот Аполлон и все его производные обворожительны и прекрасны :)
Режиссура как создание крепко сшитого пространства сцена-зал, в ткани которого невозможно повторить ингредиенты химии - она, как и свежесть, бывает только первая, значицца последняя; микс света, живого звука спрятанного человека-оркестра, очаровательного ненорматива, enter two clowns, пистолетов и черного цвета во всех его вариациях; сцена, на которой перемешиваются следы зрителей и актеров, минисеанс миникинофильма (и вообще, я хочу пересмотреть копию этого "кина" с Плаксой в почти-главной роли) - ну и их величества айпады как полноправные и актуальные участники труппы.
Посреди всего этого великолепия Анатолий Белый распахивается до печенок и играет так, словно по главной мышце спектакля проходит четырехчасовая кольцевая судорога. Удивительный актер, заполняющий собой пространство и не оставляющий никаких шансов ни партнершам, ни тем более партнерам, даже Алексею Кравченко, успевшему сменить миллион масок за вечер (шоколадная Настя с бантом вне конкуренции, конечно). И, разумеется, в каждый момент на сцене присутствует главная звезда спектакля, главный Аполлон сегодняшнего вечера - собственно Кирилл Серебренников.
Ощущение, которое мы не сговариваясь разделили - словно в этом спекте Кириллу выдали карт, понимаешь, бланш, и сказали - родной, жги и делай что хочешь! Он и зажег, сделал то, что хотел, оторвался по полной, не лимитируя себя. В некоторые моменты ощущался определенный передоз, но не мог же человек обломать себе кайф. Такой безлимит получился в итоге одновременно цельным и перенасыщенным "серебренниковщиной", очень модным и очень характерным - а я милого узнаю по походке по мизансцене :)
Смотреть прям вот всем и безоговорочно - не рекомендую, очень специфическое, но при этом захватывающее зрелище: кто почувствует свою волну, тот придет в этот зал по темному коридору-лабиринту из склеенных книг сам :)
Читать роман - основу спекта:
http://rustimes.com/blog/post_1279151263.html


Ну это решительно невозможно - сидеть на веранде кафе "Чехов" и наблюдать, как к служебным входам театра пробираются артисты. И как Марина Голуб за соседним столиком что-то листает - учит роль. А тут еще этот чудный московский ливень.
Хочу быть звездой, аплодисменты, кулуары и творческие встречи. Фрейд, отдохни! :)))
В выходные прочитана чудная проза Медведевой "Мама, я жулика люблю!" - давно так ничего не нравилось из литературного. Фрейд, отдохни еще раз! :))


Опубликовано с помощью приложения LiveJournal для Android.

Он сказал - поехали, и завел мотор.
И начался спектакль в маленьком, душащем своей камерностью зале.
Это был первый спектакль, который я прорыдала почти целиком. Впрочем, как и добрая часть остального зрительного зала.
А че реветь? Че реветь-то? Да непонятно. Шесть бабушек (закрыть глаза и - натурально БАБУШЕК 70-80 лет) на пустой сцене, большая скамья не в счет, - и: рассказывают байки, отвечают на глупые "приезже-репортерские" вопросы, трындят, вспоминают прошлое, поминают добрым и недобрым словом мужей, жалкуют по детям, поют старые и "советские народные" песни, с заспеванием, с хоровыми переливами, взаправду.
Вот на первой же песне я и начала собирать пальцами слезы. Никогда не была замечена в любви к народной песне, но тут - не знаю прямо, что приключилось. Меня в буквальном смысле слова засосало в спектакль. Потрясающе "вкусные" бабки с повадками и интонациями моей собственной 90-летней бабули - не соврали ни разу! - где они это взяли, как впитали все это? Даже мимика и язык тела были совершенно старушечьими. А девчонкам-актрисам лет по 20 максимум. Та "бабушка", которая "видела тарелки" и вещала про "суд Божий, поглядите, что эта Собчак за стеклом творит" - гениальна без вопросов.
Мальчик-"интервьюер" очень мешал, особенно во второй половине, прямо таки вырывал из плотной ткани "бабушек" - но наверное, если бы не он, то эмоции захлестнули бы до полной потери контроля над собой. Впрочем, текст мальчика мог бы быть получше, чем довольно банальный и лобовой "пересказ" морали спектакля. Зачем?(с) Лишнее.
Но спектакль даже банальности не испортили. Великолепно.
На следующей неделе он будет сыгран-пропет на Стрелке. Спешите видеть. Не пожалеете. Хотя, возможно, эффект будет не совсем тот - камерность была спектаклю сильно на руку. А вот зато open air однозначно добавит мощи песням. Я вам завидую, те, кто увидит это на Стрелке :)
Ту хум ит мей:
http://www.strelkainstitute.com/summer/events/466
http://www.praktikatheatre.ru/spectacle/Details/230
Двадцать, а то и все тридцать, человек на сцене старательно тянут носочки и выгибают спинки, превращая движения в мертвые отточенности и безупречные формы, настолько безупречные, что на это невыносимо скучно смотреть. Картина первая, она же Заунывная Серенада.
В далеком детстве я принудительно переела классического старья (спасибо, мама!) в театре оперы и балета, причем настолько, что теперь ни за что не вспомню ни одного сюжета балетных нетленок, включая всеобщие места типа "Лебединого озера" и "Жизели". Но как-то раньше все бессловесные танцевальности давали мне больше пищи для ума и сердца, чем теперь - когда некоторые отдельные артисты, не будем показывать на них пальцем, безнадежно испортили мою планку ощущений, и без нервяка и энергетики весь этот тянущий носочки балетный перформанс кажется мне бледной недобитой молью, героически ползущей по стенке и пытающейся совершить суицид от разочарования в жизни.
Но вы хочете нервяков? Их есть у них в Большом! И вот на сцене Большого возникает нечто, сорри за тавтологию, большое и полураздетое, и в джинсах, и босое, и вот вам на блюдечке и нервяк, и энергетика, и сексапил - все прилагается по системе "ультра-все-включено". И вот оно - вдруг включается душа и энергия в безжизненный данс-арт, и сюжет пошел, и кровь побежала по жилам зрителей, и ток зашуршал-заструился по сцене. Иван Васильев, говорят - мировая звезда нумеро уно (поверю на слово!) - в своей почти сольной (невнятная Смерть не считается) двадцатиминутке делает всю эту двадцати-, а то и тридцатичеловечную толпу в пуантах какой-то легкой парой движений - в зависе над столом, сжав стул, закурив сигарету (настоящую! балет, блин!). Однако бог. Звезда, отвечаю. Картина вторая - Юноша и Недоразумение Смерть.
Но двадцать минут пролетают безнадежно быстро, бог Ваня смывается за кулисы, а на сцене снова толпа и - снова тянут чертовы носочки. Хотя нет, вдруг возникает некий блондин соло, но блондин вял и безлик, хотя и исполняет знаменитую партию Германа, а тут вам не носочки тянуть - тут играть надо, и не только телом, но и внутренностями. Игры нет. Энергетики нет. Эмоций нет. Жизни нет. Растительности нет, населена робота... Тьфу! В общем, ни-че-го нет. Тут на сцене на пару с блондином возникает эпическая и суперпластическая старушка-графиня, и разница обжигает - привет тебе снова, родной нервяк, здравствуй, харизма. Видимо, пары солистов в спектакли подбирают по принципу "энергетическая звезда + бледная немочь", чтобы зрителей случайно не ослепило от двойного сияния. Кордебалет, прыгающий прыжки и вертящий фуэте к месту и не к месту, хотелось сдать в сад, а на сцене оставить поединки двух-трех танцоров, как во второй картине, но облом. Картина третья, Бубновый валет Пиковая Дама.
В общем, господа, мораль. Либо нервные окончания уже сверх всякой меры избалованы раздражителями, либо просто изменилось время, или искусство, или понятие сценического танца, либо то, что было верхом совершенства вчера, сегодня уже не цепляет - но лишний раз подтвердилась мысль, что артист без энергетики - не артист, а так, всего лишь ручки с ножками и тянущиеся носочки. А харизматики даже в таком совершенно мертвом по сути искусстве, как балет - они сразу взрываются солнцами и сияют ярко, и влекут к себе, и приклеивают взгляд. Законы энергии одинаковы для любых сцен, даже самых Больших.
С трудом достатые билеты на свежий ленкомовский спект "Пер Гюнт" делали свое дело, и в театр мы шли с некоторым трепетом и полузабытым эффектом «ах-ленком!»-придыхания. Но эффект не оправдался, ибо спект, по терминологии известного сайта кино-пардон-govno-дот-ком оказался совершенно стерильным. Спект фичурит молодую звезду недавнего разлива по имени Антон Шагин (для не-театралов — Мэлс из «Стиляг»), и вроде бы все на месте: извольте, режиссура — безусловно, имеется, и от нее за версту пахнет узнаваемым захаровским стилем (фирма, не пропьешь!); костюмы — нате, пожалуйста; живая музыка — получите; технически продвинутые и двигающиеся туда-сюда декорации — их есть у них. Но стерильность, как она есть. Актерские работы в изобилии, но все кого-то дают: Захарова местами дает Людмилу Марковну, Пуговичник (или как его там) на пару с королем троллей соревнуются, кто круче даст Леонова из «Обыкновенного Чуда», а сам Антон с одной стороны брызжет энергией и не брезгует прыжками-финтами-и прочим весельем и вообще очень органичен, не стесняясь мэтров и ауры этой сцены, видевшей не одного такого Антона, а с другой — он настолько не раскрыт даже на четверть своего потенциала, настолько нецелен и невыплеснут в этой роли, что вместо хулигана из норвежской деревни по сцене скачут и Мюнхаузен, и Медведь, и Костик из Покровских ворот, и нечто безруковское, и по-райкински гуттаперчевый и безумный танцор — но только не Пер Гюнт вывернутого по-актерски наизнанку Антона Шагина. Ленком давно жаждал такого актера на смену ушедшим звездам, и мне жаль, что для Антона есть огромный риск в ближайшие лет десять утонуть в подобных ролях и не раскрыться по-настоящему. Ибо спект был как торт за стеклянной витриной — вроде бы красивый, а запаха не чувствуешь. Продукт, не цепляющий зрителя (мы временами почти засыпали), не устанавливающий прочного коннекта и постоянно обрывающий связь со зрителем. Алло — кричит в трубку ибсеновская компания. Абонент, простите зритель — недоступен.

Profile

cielly: (Default)
cielly

August 2011

S M T W T F S
  1 2 3 4 56
789 1011 12 13
14 1516 17181920
21222324252627
28293031   

Most Popular Tags

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 06:48 am
Powered by Dreamwidth Studios